Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Другое - Взыскание морального вреда при несчастном случае на производстве

Взыскание морального вреда при несчастном случае на производстве

Взыскание морального вреда при несчастном случае на производстве

Анализ судебной практики по возмещению морального вреда, возникающего при несчастном случае на производстве (Савельева А.)


Быстрая навигация:

Дата размещения статьи: 25.08.2012Не вызывает сомнений тот факт, что любая, даже самая незначительная, травма причиняет ее получателю как физические, так и нравственные страдания. Данное понятие подпадает под определение морального вреда, которое, в свою очередь, в соответствии с законом подлежит возмещению его причинителем.Несмотря на ясность и четкость, установленную законодателем относительно порядка возмещения морального вреда, нередко возникают моменты, требующие судебного вмешательства.Судебная практика.

Кассационным определением Санкт-Петербургского городского суда от 23 ноября 2011 г. N 33-17384/2011 установлено следующее.А.А.А.

обратился в суд с иском к ОАО <.>, уточнив исковые требования, просил. взыскать с ОАО <.>, а также денежную компенсацию морального вреда в размере 5 000 000 руб.В обоснование заявленных требований истец указал, что состоял с ответчиком в трудовых отношениях, при производстве работ наступил несчастный случай. В связи с плохим самочувствием истец обратился за медицинской помощью, врач диагностировал сотрясение мозга.

Истцу был выдан листок нетрудоспособности с указанием причины нетрудоспособности — производственная травма.

Однако расследование по факту несчастного случая ответчик своевременно не провел, а проведя его, в акте по форме Н-1 указал на то, что А.А.А.

сам виноват в произошедшем несчастном случае, с чем истец не согласен.Решением Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга исковые требования А.А.А. удовлетворены частично. Суд признал А.А.А.

невиновным в произошедшем несчастном случае на производстве, взыскал в его пользу. а также денежную компенсацию морального вреда в размере 70 000 руб. В остальной части в удовлетворении заявленных требований А.А.А. отказано.В кассационной жалобе истец выражает несогласие с решением в части частичного удовлетворения требования о взыскании денежной компенсации морального вреда, указывая на то, что судом не установлены и не оценены надлежащим образом имеющие значение для дела обстоятельства, касающиеся личности истца, в связи с чем неправильно установлена степень испытываемых им физических и нравственных страданий, определенная судом сумма не соответствует принципу разумности и справедливости.Изучив материалы дела, судебная коллегия установила следующее.Обосновывая в исковом заявлении свое требование о взыскании денежной компенсации морального вреда, А.А.А.

отказано.В кассационной жалобе истец выражает несогласие с решением в части частичного удовлетворения требования о взыскании денежной компенсации морального вреда, указывая на то, что судом не установлены и не оценены надлежащим образом имеющие значение для дела обстоятельства, касающиеся личности истца, в связи с чем неправильно установлена степень испытываемых им физических и нравственных страданий, определенная судом сумма не соответствует принципу разумности и справедливости.Изучив материалы дела, судебная коллегия установила следующее.Обосновывая в исковом заявлении свое требование о взыскании денежной компенсации морального вреда, А.А.А. указывал на то, что, получив травму на производстве и будучи в связи с этим признанным инвалидом третьей группы, он регулярно испытывает физические страдания, вызванные ограничением движения, приступами эпилепсии, головными болями.Нравственные страдания, согласно позиции истца, заключаются в том, что он не может, как прежде, заниматься спортом, в полной мере заниматься воспитанием своей дочери, гулять с ней и развивать ее физически, так как ограничен в движениях и подвержен внезапно возникающим приступам эпилепсии. Кроме того, с момента получения травмы истец ввиду незаконных действий ответчика, скрывшего несчастный случай на производстве и не оформившего все необходимые документы, не получал ни страховых выплат, ни заработной платы и таким образом был лишен финансовой возможности обеспечивать свою семью и оплачивать диагностику и свое лечение.В кассационной жалобе истец в качестве оснований для изменения решения в данной части указывает на то, что он, будучи в молодом возрасте (28 лет), ведя активный образ жизни, поступив к ответчику на работу здоровым человеком, в связи с травмой, полученной на производстве ввиду несоблюдения ответчиком требований охраны труда, признан инвалидом III группы с установлением утраты трудоспособности в размере 60%, чем лишен возможности сегодня и в дальнейшем вести прежний образ жизни, заниматься воспитанием дочери, содержать семью.Судебная коллегия полагает возможным изменить решение в данной части, взыскав с ОАО <.> в пользу истца денежную компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.Определенная ранее судом к взысканию сумма, по мнению судебной коллегии, не соответствует характеру и объему нравственных страданий истца, обусловленных нарушением гарантированных ему Конституцией РФ прав, определена судом без учета конкретных обстоятельств дела, а также не соответствует принципу разумности и справедливости.Судебная практика.

Ленинградский областной суд в Определении от 9 июля 2009 г. N 33-2365 установил:Ц. обратился в суд с иском к ответчику, ОАО <.>, о возмещении морального вреда в размере 297 500 руб.

В обоснование требований указал, что работал в ОАО <.> горнорабочим, с ним произошел несчастный случай на производстве, в результате которого ему причинены повреждения в виде перелома четырех ребер, подкожной эмфиземы и гемопневмоторакса справа. При этом первая помощь была оказана только через полтора часа после получения травмы.

В результате травмы сломаны четыре ребра, из них перелом 7 — 8 ребер несросшийся. Испытывал и испытывает физическую боль, было трудно двигаться, дышать, кашлять, в связи с этим он испытывает физические и нравственные страдания.

Лечение было длительным. После окончания лечения по медицинским показаниям и из-за отсутствия другой, более легкой работы был уволен из ОАО <.>. После травмы ему установлены ограничения по работе, согласно программе реабилитации противопоказан труд с физическими нагрузками и рекомендована работа со снижением объема прежней работы на одну пятую часть.

Размер причиненных ему физических и нравственных страданий оценивает в 300 000 руб., но, поскольку ответчик выплатил ему компенсацию в размере 2500 руб., просит взыскать компенсацию морального вреда в размере 297 500 руб. Решением Сланцевского городского суда Ленинградской области требования удовлетворены частично.

С ОАО <.> в пользу Ц. взыскана компенсация морального вреда в размере 100 000 руб.В кассационной жалобе ОАО <.> просит отменить решение суда как незаконное и принять новое решение, поскольку судом неправильно применены нормы материального права, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела. Ссылаясь на положения ст. 237 ТК РФ, податель жалобы указывает, что размер компенсации устанавливается соглашением между работником и работодателем. Ответчиком принято решение о выплате истцу компенсации морального вреда в размере 2500 руб., компенсация выплачена.

Кроме того, истец не приводит правовое обоснование заявленных требований. Причина травмы не упущения юридического лица, а человеческий фактор.

Более того, судом не были приняты во внимание индивидуальные особенности истца, который до поступления на работу имел проблемы со здоровьем.

Компенсация взыскана судом без учета требований разумности и справедливости.Судебная коллегия, проверив материалы дела, приходит к следующему.В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.Согласно акту о несчастном случае на производстве вины Ц.

в произошедшем не установлено, нарушение требований охраны труда было допущено другими работниками ответчика.Возлагая ответственность на ответчика, суд исходил из положений ст. 1068 ГК РФ и ст. 212 ТК РФ, указывая, что требования истца о возмещении морального вреда являются обоснованными, поскольку Ц. из-за полученной травмы перенес физические и нравственные страдания.

Кроме того, он продолжает их испытывать, поскольку перелом 7 — 8 ребер несросшийся и продолжает причинять истцу физические страдания. В результате травмы у Ц. имеет место частичная утрата профессиональной трудоспособности, он не может работать по прежнему месту работы, а также ограничен в выборе работ, связанных с физическими нагрузками.
В результате травмы у Ц. имеет место частичная утрата профессиональной трудоспособности, он не может работать по прежнему месту работы, а также ограничен в выборе работ, связанных с физическими нагрузками. Все это вызывает у истца и нравственные страдания, поскольку ранее он был здоров, ограничений по устройству на такие виды работ с тяжелыми и вредными условиями труда не имел.Доводы представителя ответчика о наличии у истца до получения травмы других заболеваний и травм суд расценил как необоснованные.

Суд указал, что до получения травмы Ц. был полностью трудоспособен. Определяя размер компенсации морального вреда, суд учел характер причиненных истцу физических страданий, а также обстоятельства дела и посчитал возможным возложить на ответчика обязанность по компенсации морального вреда в размере 100 000 руб.Доводы жалобы о достижении между работником и работодателем соглашения о размере компенсации морального вреда и выплате установленной соглашением суммы не могут быть положены в основу отмены решения суда.

Суд первой инстанции установил, что истец обратился в ОАО <.> с заявлением о выплате ему в возмещение морального вреда денежной компенсации в размере 500 000 руб., которое было рассмотрено, и принято решение о выплате Ц. компенсации морального вреда в размере 2500 руб. Указанные обстоятельства не свидетельствуют о том, что между работодателем и работником было достигнуто соглашение о размере компенсации морального вреда.Суд пришел к выводу, что выплаченная Ц.

ответчиком сумма в возмещение морального вреда явно несоразмерна тем физическим и нравственным страданиям, которые испытывал и испытывает истец в связи с причиненным его здоровью вредом. С учетом изложенного судебная коллегия полагает, что решение суда отвечает требованиям закона, оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы нет.Судебная практика.

Президиум Санкт-Петербургского городского суда вынес следующее Определение от 14 января 2004 г.

N 44г-29/04.Истцы обратились в суд с иском к ОАО <.> о взыскании компенсации морального вреда в связи с потерей кормильца.Определением Кировского районного суда Санкт-Петербурга производство по делу прекращено в связи с неподведомственностью спора суду. Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда Определение оставлено без изменения. В надзорной жалобе заявители просят судебные постановления, состоявшиеся по делу, отменить и направить дело на новое рассмотрение.Президиум считает, что состоявшиеся судебные постановления подлежат отмене, а дело — направлению в суд для рассмотрения по следующим основаниям.Из материалов дела следует, что на теплоходе при исполнении трудовых обязанностей погиб А.К., в связи с чем ОАО <.> производило ежемесячные выплаты вследствие смерти кормильца.Суд, прекращая производство по делу, исходил из того, что моральный вред причинен истцам в 1993 г., с 1998 г.

ответчик признан банкротом, каких-либо требований, вытекающих из трудовых правоотношений либо о возмещении вреда, причиненного здоровью, истцами не предъявлено. С этими выводами согласилась судебная коллегия.Однако с указанными выводами согласиться нельзя, поскольку они противоречат нормам права. В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Принцип полного возмещения вреда закреплен в ст. 8 Правил возмещения вреда работодателя при исполнении трудовых обязанностей, утвержденных Постановлением Верховного Совета РФ от 24.12.1992 N 4214-1, действовавших на момент гибели А.К. Согласно данной статье «возмещение вреда состоит в выплате денежных сумм в размере заработка в зависимости от степени утраты профессиональной трудоспособности, в компенсации дополнительных расходов, единовременного пособия и возмещении морального вреда».
Согласно данной статье

«возмещение вреда состоит в выплате денежных сумм в размере заработка в зависимости от степени утраты профессиональной трудоспособности, в компенсации дополнительных расходов, единовременного пособия и возмещении морального вреда»

.

При этом ст. 30 Правил определено, что работодатель обязан возместить семье, потерявшей кормильца вследствие трудового увечья, моральный вред. Таким образом, требование о компенсации морального вреда в связи с трудовым увечьем, повлекшим смерть на производстве, относится к требованиям, вытекающим из возмещения вреда здоровью.При таких обстоятельствах состоявшиеся судебные постановления подлежат отмене и дело направлено на рассмотрение по существу в суд первой инстанции.Судебная практика.

В Определении от 17 мая 2012 г. по делу N 33-5820/2012 Свердловский областной суд установил следующее.С.

обратился в суд с иском к ОАО <.> о взыскании <.> компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что с ним произошел несчастный случай на производстве, в результате которого он получил производственную травму. О несчастном случае был оформлен акт формы Н-1. Длительный срок истец находился на лечении.

Ему был причинен моральный вред в связи с производственной травмой, размер которого составляет <.> руб., в его же пользу просил взыскать <.> руб., поскольку ранее ему уже было выплачено <.> руб.

Решением суда в удовлетворении исковых требований С. отказано в полном объеме. Судом установлен факт надлежащего исполнения ответчиком своих обязательств по возмещению С. морального вреда в соответствии с заключенным между сторонами досудебным соглашением.С таким решением суда не согласился истец, подал на него апелляционную жалобу, в которой просит решение суда отменить и принять новое решение.

Действительно, он получил от ответчика в счет компенсации морального вреда <.> руб., однако это лишь задаток, то есть частичная компенсация.Изучив материалы дела, судебная коллегия приходит к следующему.На основании соглашения о компенсации морального вреда в связи с трудовым увечьем С.

выплачено в счет компенсации морального вреда 90 000 руб.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ при определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. Соглашением между работодателем и работником был определен размер компенсации морального вреда в сумме <.> руб.

Само по себе подписание данного соглашения не препятствует обращению в суд за судебной защитой, вместе с тем с учетом обстоятельств причинения вреда здоровью, характера травмы данная сумма является справедливой компенсацией морального вреда в денежной форме. Данный размер компенсации морального вреда не может рассматриваться как заниженный.

Поскольку указанную сумму ответчик перечислил С., соответственно, отсутствуют основания для ее взыскания.Судебная практика. Омский областной суд вынес Кассационное определение от 8 февраля 2012 г.

N 33-873/2012.П. обратилась в суд с иском к ОАО <.> о компенсации морального вреда. В обоснование иска указала, что она состоит в трудовых отношениях с ОАО <.>.

Истица неоднократно обращала внимание руководства на недостатки двери на переездном посту, которая самопроизвольно открывалась от порыва ветра, а при открывании двери ее вырывало из рук.

Однако никаких мер по устранению недостатков принято не было.

В рабочее время она выходила из здания переездного поста встречать поезд и взялась за ручку входной двери.

От резкого порыва ветра дверь полностью распахнулась до стены здания, вследствие чего истица ударилась спиной о косяк двери и вывернула руку. В результате данного происшествия она получила производственную травму — закрытый перелом суставного отростка левой лопатки.

Согласно схеме определения степени тяжести повреждения здоровья при несчастном случае на производстве указанное повреждение отнесено к категории легких.Согласно заключению комиссии работодателя факт получения травмы не установлен, в связи с чем несчастный случай признан не связанным с производством.
Согласно схеме определения степени тяжести повреждения здоровья при несчастном случае на производстве указанное повреждение отнесено к категории легких.Согласно заключению комиссии работодателя факт получения травмы не установлен, в связи с чем несчастный случай признан не связанным с производством.

По ее обращению заключением Государственной инспекции труда произошедший с нею несчастный случай квалифицирован как связанный с производством, и работодателю выдано предписание об оформлении акта формы Н-1. Таким образом, ответчиком допущены нарушения норм трудового законодательства в части обеспечения безопасности работников и расследования несчастного случая.

Несправедливое отношение при выяснении обстоятельств несчастного случая и негативная психологическая обстановка причинили ей моральные переживания, она перенесла сильный стресс, который привел к злокачественному образованию щитовидной железы. С учетом уточнения иска просила взыскать с ответчика в ее пользу компенсацию морального вреда в размере <.> руб.

и <.>.Районным судом постановлено взыскать с ОАО <.> в пользу П.

компенсацию морального вреда в размере <.> руб.

и <.>.В кассационной жалобе ОАО <.> просит решение отменить, считает, что при взыскании компенсации морального вреда суд не учел отсутствие вины общества в произошедшем несчастном случае.

Ссылается на отсутствие доказательств причиненных П. нравственных и физических страданий.В соответствии с ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.Суд правильно учел наличие прямой причинно-следственной связи между произошедшим несчастным случаем на производстве и наступившими для здоровья П. последствиями, моральными и нравственными страданиями истицы, имевшими место в результате полученной травмы, которая квалифицируется как причинившая средней тяжести вред здоровью.

Согласно ст. 151 ГК РФ при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства.Статьей 1101 ГК РФ предусмотрено, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.В соответствии с п.

1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г.

N 10 суду необходимо выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.Учитывая изложенное, взысканная судом в счет компенсации морального вреда денежная сумма в размере <.> руб., по мнению судебной коллегии, не является завышенной, на что ссылается в жалобе ОАО <.>, и полностью отвечает принципам разумности и справедливости.Судебная практика.

Кассационным определением от 18 января 2012 г.

по делу N 33-398 Пермский краевой суд установил следующее.Ф. обратился с иском к ООО <.> о.

компенсации морального вреда в сумме 20 000 руб. В обоснование исковых требований указал, что работал в ООО <.>, при исполнении трудовых обязанностей в результате несчастного случая получил трудовое увечье. Работодатель провел собственное расследование несчастного случая, установил вину истца в нарушении правил охраны труда и объявил выговор.

После проверки Государственной инспекции по труду, которая выявила нарушения со стороны работодателя, приказ о выговоре был отменен, составлен другой акт о несчастном случае на производстве, в котором установлена вина работодателя. После произошедшего несчастного случая истец был нетрудоспособен с <.> по <.>. По результатам полученной травмы он получил заболевание — посттравматический артроз 1-й стадии суставов правой кисти.

Им понесены дополнительные расходы на лечение, приобретение лекарств, консультации врача. В результате действий ответчика ему были причинены нравственные страдания.Суд постановил: в удовлетворении исковых требований о признании незаконными действий ООО в области охраны труда, о взыскании дополнительных расходов на лечение, компенсации морального вреда отказать.В кассационной жалобе Ф.

просит отменить решение в части отказа в удовлетворении требований о компенсации морального вреда, ссылаясь на нарушение судом норм материального права.Судебная коллегия определила следующее.Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к ошибочному выводу о том, что срок для подачи искового заявления в суд о признании незаконными действий работодателя по обеспечению техники безопасности в области охраны труда истцом пропущен. Кроме того, нарушений прав истца со стороны работодателя судом не было установлено.В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.03.2011 N 2 разъяснено (п. п. 6, 7), что. права застрахованных лиц на возмещение вреда в части, превышающей обеспечение по страхованию.

не ограничиваются: работодатель (страхователь) несет ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей, в порядке, закрепленном гл. 59 ГК РФ; компенсация морального вреда в порядке обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний не предусмотрена, поэтому, если наряду с требованиями о взыскании страхового возмещения заявлены требования о возмещении морального вреда, причиненного застрахованному в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, суд с согласия истца вправе привлечь к участию в деле в качестве соответчика причинителя вреда (работодателя (страхователя) или лица, ответственного за причинение вреда), поскольку согласно п. 3 ст. 8 Федерального закона N 125-ФЗ такой вред подлежит компенсации причинителем вреда.Таким образом, на требование истца о взыскании компенсации морального вреда срок давности на обращение в суд по трудовому спору не распространяется.В соответствии со ст.

22 ТК РФ работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом.Учитывая, что истец привел основанные на доказательствах факты, свидетельствующие о необеспечении работодателем безопасных условий труда, решение суда в части отказа в удовлетворении требований о компенсации морального вреда подлежит отмене, с вынесением в указанной части нового решения.Исходя из конкретных обстоятельств дела, с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных и физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости, судебная коллегия приходит к выводу о взыскании с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда в размере 5000 руб. В остальной части решение оставлено без изменения.В заключение хотелось бы порекомендовать работодателю тщательнее соблюдать требования по охране труда, дабы реже возникали несчастные случаи на производстве, которые, в свою очередь, приводят к необходимости денежного возмещения, в том числе и за причиненный моральный вред.Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту: 

Решение № 2-1089/2015 2-24/2016 2-24/2016(2-1089/2015;)~М-1120/2015 М-1120/2015 от 26 января 2016 г. по делу № 2-1089/2015

рублей в пользу каждого истца.

Ответчик в настоящее время находится в тяжелом финансовом положении, связанным с временным снижением объемов реализации угольной продукции и снижением цен на уголь.

Остатки денежных средств на счетах Общества недостаточны для полного удовлетворения требований истцов. Взыскание заявленной суммы может повлечь за собой приостановку оплаты текущих платежей, приостановку хозяйственной и предпринимательской деятельности Общества, что повлечет причинение ущерба Обществу. Кроме того, истцы заявили в взыскании судебных расходов по 15 000 рублей каждому и 9 000 рублей общие судебные расходы.

Квитанции № и № от 11.12.2015г. на общую сумму 30 000 рублей, представленные истцами, не содержат в себе суммы вознаграждения представителю с учетом фактически совершенных им действий, данные суммы являются завышенными.

Исковые требования истцов объединены и рассматриваются в рамках одного гражданского дела, поэтому расходы на оплату услуг представителя должны быть объединены.

Общий размер судебных расходов должен ограничиваться 16 000 рублей. Просит отказать истцам в удовлетворении заявленных исковых требований. Представила суду письменное мотивированное возражение по иску ( т.2 л.д. 1-86).Третье лицо на стороне ответчика Юрлов Н.В. пояснил, что считает себя невиновным в случившемся, предотвратить трагедию он не мог.

пояснил, что считает себя невиновным в случившемся, предотвратить трагедию он не мог. Полагается по удовлетворению иска на усмотрение суда.Представитель третьего лица Дюкин И.А., действующий на основании ордера № от 01.11.2015г., считает иск необоснованным и не подлежащим удовлетворению.Суд, выслушав участников процесса, заключение пом.

прокурора Беловского района Петренко Н.Н., полагавшей необходимым удовлетворить исковые требования Гусельниковых о компенсации причиненного им морального вреда, признав их законными и обоснованными, но с учетом требований разумности и справедливости, исследовав письменные материалы дела, приходит к следующему выводу.Согласно статьей Гражданского кодекса Российской Федерации если гражданину причинен моральный вред (физические и нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.В соответствии со ст. , моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.В соответствии с требованиями ст., размер компенсации морального вреда определяется судом с учетом характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, индивидуальных особенностей потерпевшего, а также с учетом требований разумности и справедливости.В соответствии со статьей Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены ТК РФ, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.Согласно статье , обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя, при этом работодатель обязан обеспечить безопасность работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов.Согласно статье расследованию и учету в соответствии с главой 36 ТК РФ подлежат несчастные случаи, произошедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.Расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, в результате которых пострадавшими были получены: телесные повреждения (травмы), в том числе нанесенные другим лицом; тепловой удар; ожог; обморожение; утопление; поражение электрическим током, молнией, излучением; укусы и другие телесные повреждения, нанесенные животными и насекомыми; повреждения вследствие взрывов, аварий, разрушения зданий, сооружений и конструкций, стихийных бедствий и других чрезвычайных обстоятельств, иные повреждения здоровья, обусловленные воздействием внешних факторов, повлекшие за собой необходимость перевода пострадавших на другую работу, временную или стойкую утрату ими трудоспособности либо смерть пострадавших, если указанные события произошли в т.ч. в течение рабочего времени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы, или при выполнении работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабочие праздничные дни; а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах, в том числе действий, направленных на предотвращение катастрофы, аварии или несчастного случая.В силу содержащихся в пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10 от 20 декабря 1994 года

«Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»

разъяснений, моральный вред может заключаться, в том числе, в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников.Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненного потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

При определении компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (статья ГК Российской Федерации).В судебном заседании установлено, что Ф.И.О.1 состоял в трудовых отношениях с ООО «Русский Уголь- Кузбасс» в качестве , занятого на транспортировании горной массы в технологическом процессе, что подтверждается копией трудового договора от 03.11.2010 года, приказом о приеме на работу № от 03.11.2010 года (л.д.110,111). 21.03.2015г. в 21 час 26 минут на технологической дороге пласта К-8 ООО «Разрез Задубровский» на Ф.И.О.1, который находился при исполнении трудовых обязанностей, был совершен наезд транспортного средства карьерного самосвала, в результате чего Ф.И.О.1 скончался, что подтверждается актом о расследовании несчастного случая со смертельным исходом, актом о несчастном случае на производстве № от 08.04.2015г., свидетельством о смерти Ф.И.О.1 (т.1 л.д.

5, 114-132). Таким образом, судом установлено, что Ф.И.О.1 погиб при исполнении им трудовых обязанностей по трудовому договору, заключенному с ООО «Русский Уголь — Кузбасс», смерть Ф.И.О.1 произошла в течение рабочего времени, случай признан работодателем несчастным, о чем составлен соответствующий акт, в действиях самого умершего Ф.И.О.1 вины не установлено, в связи с чем, суд приходит к выводу, что с Ф.И.О.1. произошел несчастный случай при исполнении им трудовых обязанностей.

Факт несчастного случая был расследован, оформлен и учтен ответчиком в соответствии со статьей ТК Российской Федерации.Данные обстоятельства не оспаривались ответчиком и подтверждены материалами дела.Поскольку Ф.И.О.1., являясь работником ООО «Русский Уголь- Кузбасс», погиб при исполнении трудовых обязанностей, где правоотношения работника и работодателя регулируются Трудовым кодексом Российской Федерации, а также Федеральным законом Российской Федерации

«Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»

N 125-ФЗ от 24.07.1998г., который устанавливает в Российской Федерации правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и определяет порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных Законом об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний случаях.Законом об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определено понятие страхового случая — подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию, а также понятие несчастного случая на производстве — событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных Законом об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний случаях как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.В соответствии со статьей 8 Закона об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда, в связи с чем страховщик согласно Закона об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний не выплачивает компенсацию морального вреда в результате наступления несчастного случая на производстве.До вступления в силу Закона об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, действующие Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденные Постановлением Верховного Совета Российской Федерации, предусматривали выплату компенсации морального вреда работодателем, тогда как действующее законодательство по договорам страхования в целом выплату компенсации морального вреда страховщиком не предусматривает.Поскольку смерть Ф.И.О.1 наступила при исполнении трудовых обязанностей, то суд считает, что на работодателя должна быть возложена ответственность по возмещению компенсации морального вреда в результате несчастного случая на производстве (смерти работника).

В силу ст. работодатель обязан соблюдать условия коллективного договора.Согласно п. 5.5 коллективного договора ООО «Русский Уголь- Кузбасс» на 2014-2016 годы в случае гибели работника в результате несчастного случая на производстве, работодатель обеспечивает сверх установленного действующим законодательством РФ размера возмещения вреда: единовременную выплату семье погибшего, проживавшей совместно с ним, в размере не менее трехкратного среднемесячного заработка в счет возмещения морального вреда.

Данное положение также отражено в Отраслевом соглашении по угольной промышленности РФ на период с 1 апреля 2013 года по 31 марта 2016 года. (т.1 л.д.65-99).Как следует из Соглашения между коллегией Администрации Кемеровской области и ОАО «Русский Уголь» о социально-экономическом сотрудничестве на 2015 год, в случае гибели работника предприятия при исполнении трудовых обязанностей в результате аварии, несчастного случая на производстве обеспечить единовременные выплаты семье погибшего работника в соответствии с коллективным договором предприятия в размере не менее 2 млн. рублей для решения социально-бытовых вопросов.

Данные выплаты учитывают возмещение морального вреда семье погибшего работника ( т.1 л.д.100-108).Статьёй Трудового Кодекса РФ установлено, что при возникновении спора размер компенсации морального вреда определяется судом.Судом установлено, что Ф.И.О.1, умерший ДД.ММ.ГГГГ, является сыном Гусельникова Ю. В. и Гусельниковой Г. И., что подтверждается свидетельством о его рождении (т.1 л.д.4), для которых смерть сына является невосполнимой утратой.

Из пояснений истцов следует, что сын помогал им, заботился о них.

В связи со смертью сына родители потеряли покой, испытывают чувство скорби, душевной боли, переживания и страдания, связанные с потерей близкого и любимого человека, смерть сына является невосполнимой утратой для них. Согласно разъяснениям, данным в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10

«О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда»

, моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях, связанных с утратой родственников.Факт того, что в связи со смертью сына его родителям был причинен моральный вред, является очевидным, бесспорным и в силу ст.

не нуждается в доказывании.Жизнь и здоровье относится к числу наиболее значимых человеческих ценностей, а их защита должна быть приоритетной (статья 3 Всеобщей декларации прав человека и статья 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах).

Право гражданина на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, относится к числу общепризнанных основных неотчуждаемых прав и свобод человека, поскольку является непосредственно производным от права на жизнь и охрану здоровья, прямо закрепленных в Конституции Российской Федерации. При этом возмещение морального вреда должно быть реальным, а не символическим.Суд учитывает, что гибель близкого человека- сына, сама по себе является необратимым обстоятельством, нарушающим психическое благополучие родственников и членов семьи, а также неимущественное право на родственные и семейные связи, подобная утрата, безусловно, является для истцов, находящихся в пенсионном возрасте, тяжелейшим событием в жизни, неоспоримо причинившим нравственные страдания.Определяя размер денежной компенсации морального вреда, суд принял во внимание также обстоятельства, при которых погиб Ф.И.О.1 отсутствие в его действиях грубой неосторожности, а также степень нравственных и физических страданий истцов, связанных с гибелью близкого человека.В связи с вышеизложенным, суд считает несостоятельными доводы представителя ответчика о необоснованно завышенном размере денежной компенсации морального вреда.Выплаты материального характера (пособие на погребение, единовременные выплаты для решения социально-бытовых вопросов, в счет возмещения морального вреда), произведенные ответчиком жене и сыновьям погибшего, не имеют юридического значения при рассмотрении данного иска, как носящие иную правовую природу, и не являющиеся способом компенсации морального вреда родителям погибшего.Кроме того, в соответствии с определением Конституционного Суда РФ N 816-О-О от 19.05.2009 закрепленное в абз. 2 п. 2 ст. исключение из общего порядка определения размера возмещения вреда, возникновению которого способствовала грубая неосторожность потерпевшего, предусматривающее, что при причинении вреда жизни и здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается, а также содержащееся в абз.

2 ст. положение о недопустимости отказа в компенсации морального вреда в случае, если вред причинен источником повышенной опасности жизни и здоровью гражданина, в том числе при отсутствии вины причинителя вреда, является мерой защиты признаваемых в Российской Федерации прав и свобод человека, в частности, права на жизнь, (ч. 1 ст. РФ), права на охрану здоровья (ч. 1 ст. РФ), которое также является высшим для человека благом, без которого могут утратить значение многие другие блага.Согласно разъяснениям, содержащимся в абз.

1 и 3 п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 г. N 1

«О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина»

учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда. Независимо от вины причинителя вреда осуществляется компенсация морального вреда, если вред жизни или здоровью гражданина причинен источником повышенной опасности (статья ).Судом приняты во внимание характер причиненных истцам физических и нравственных страданий, связанных с потерей близкого человека, последствия такой потери, в т.ч.

указанные в заключении экспериментально- психологического исследования психологом- экспертом Федоровой Д.Ю. о том, что смерть сына вызвала у Гусельниковых стойкое депрессивное состояние, по прошествии времени боль от утраты сына не утихает.

Наличие постоянного стресса, связанного с гибелью сына, ухудшает состояние здоровья и психологическое состояние супругов ( т.2 л.д.90- 91). Оценив установленные по делу фактические обстоятельства, представленные в дело доказательства, суд приходит к выводу о том, что истцы Гусельников Ю.В. и Гусельникова Г.И., являясь родителями погибшего Ф.И.О.1 вправе требовать взыскания с ответчика ООО «Русский Уголь- Кузбасс» компенсации морального вреда, поскольку вред здоровью, повлекший смерть их сына, был причинен при исполнении им трудовых обязанностей, в результате несчастного случая на производстве.Вместе с тем, суд учитывает, что компенсация морального вреда не должна являться источником обогащения потерпевших, а при определении размера морального вреда – установленные законом требования разумности и справедливости, в связи с чем, суд находит требования истцов о взыскании морального вреда подлежащим частичному удовлетворению в размере 750 000 рублей в пользу каждого истца.В силу части 1 статьи ГПК Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.Статья ГПК Российской Федерации устанавливает, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 96 данного Кодекса.

В соответствии с частью 1 статьи ГПК Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.Возмещение судебных расходов, в том числе связанных с оплатой услуг представителя, на основании приведенных норм осуществляется только той стороне, в пользу которой вынесено решение суда, в силу того судебного постановления, которым спор разрешен по существу.Гражданское процессуальное законодательство при этом исходит из того, что критерием присуждения расходов на оплату услуг представителя при вынесении решения является вывод суда о правомерности или неправомерности заявленного истцом требования.Из материалов дела усматривается, что Гусельниковым Ю.В. были понесены расходы на оплату услуг представителя- адвоката Емельянова И.В.

в размере 15 000 рублей, Гусельниковой Г.И. были понесены расходы на оплату услуг представителей в размере 24 000 рублей ( 15 000 руб. за услуги адвоката Емельянова И.В., 9000 рублей за услуги адвоката Коневой Н.Н), а также за проведение психологического исследования- 2500 рублей, а всего 26 500 рублей.Принимая во внимание категорию настоящего спора, уровень его сложности, совокупность представленных сторонами в подтверждение своей правовой позиции документов и фактические результаты рассмотрения заявленных требований, количество судебных заседаний и рекомендованные минимальные ставки вознаграждений за отдельные виды юридической помощи, оказываемой по соглашениям адвокатами Кемеровской области, исходя из разумности размера подлежащих отнесению на ответчика судебных расходов, суд считает, что с ответчика в пользу истцов Гусельниковых подлежат взысканию судебные расходы в полном объеме, что соответствует обстоятельствам дела, а также требованиям разумности и справедливости.Оплата истцами судебных расходов подтверждена квитанциями ( т.1 л.д.

10, 228-230, 233, т.2 л.д. 86, 89).На основании изложенного, руководствуясь ст.

-, суд решил:исковые требования Гусельниковой Г. И. и Гусельникова Ю. В. удовлетворить частично.Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью « Русский Уголь- Кузбасс» в пользу Гусельниковой Г.

И. в счёт компенсации морального вреда 750 000 рублей и судебные издержки в общей сумме 26 500 рублей, а всего 776 500 рублей ( семьсот семьдесят шесть тысяч пятьсот рублей).Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью « Русский Уголь- Кузбасс» в пользу Гусельникова Ю.

В. в счёт компенсации морального вреда 750 000 рублей и судебные издержки в сумме 15 000 рублей, а всего 765 000 рублей ( семьсот шестьдесят пять тысяч рублей).Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «Русский Уголь- Кузбасс», в доход государства государственную пошлину в размере 300 ( триста рублей) рублей. Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Кемеровский областной суд в течение месяца со дня его вынесения в окончательной форме.Полный текст решения изготовлен 01.02.2016 года.Судья: Н.Н.Рындина.Беловский районный суд (Кемеровская область) Гусельников Ю.В. Гусельникова Г.И. ООО «Русский Уголь-Кузбасс» Рындина Н.Н.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+